День одиннадцатый.

Подъем еще до рассвета, собираемся не особо активно, на лавочках особо не выспишься, особенно если каждые час-полтора подкладывать очередную порцию дров в печку. Перекатываю мотоцикл во двор леснику, предварительно договорившись. Вообще мотоциклов у них тут много. У лесника увидели "Планету", а у соседей «Урал» и две «Планеты» с колясками. По статистике, один мото на одного жителя деревни. Выходим из нашего пристанища в 8.00, с набитыми рюкзаками. Хотя ничего особенного вроде и нет: запасная сухая теплая одежда, теплый спальник, палатка, еды на 2 дня, посуда, фотик, и прочая ерунда в умеренном количестве. Уже пройдя метров 700, обнаруживаем звериные тропы, следы медведей, кабанов, в больших количествах. Людских, как ни странно — нету. Только следы ЗиЛа, надолго и всерьез поменявшие местами рельеф. С рюкзаками таскаться, имея мотоцикл, не самое приятное занятие, и я ворчал, больше даже на судьбу чем на кого-либо.
Чем дальше проходим, тем больше усугубляются колеи. Высота постепенно набирается. Теоретически, все препятствия вполне можно проехать на ИЖе, а то что нельзя, можно объехать, но проблема в том, что на нем огромные кофры, дорожная, в общем-то резина, и еще пассажир. Если бы поехали - раньше бы наверное до горы бы не добрались, зато пожгли бы кучу бензина, и возможно, окончательно расколошматили багажник, так как все падения, волею судьбы он изначально принимает на свои несчастные кронштейны. Еще есть проблема - мы не знаем точное местоположение вершины, ее координаты, а парк минимум 50 км в поперечине, наворачивать по нему совсем не хочется лишний раз.

Пару раз натыкались на указатели мест «Исток реки Белая», «Бол. Иремель», но для уверенного прохождения участка их там явно недостаточно. У нас есть бумажные двухкилометровые карты, довольно точные, 1987 года. По ним и навигатору быстро устанавливаем свое примерное местоположение. По подсчетам получается 12 км до вершины. Идем к цели, привалы каждые 2-2,5 км. Ноги от такого отвыкли. Но природа красивая, очень суровая, очень дремучая, долго не покидает ощущение что за нами наблюдают. Постоянно ищу вдали, в очертаниях поросших валежником деревьях, какую-нибудь живность. Живность не показывается. Перекусываем арахисом, купленном в деревенском магазине. Арахис в скорлупе, до этого такой употреблять не приходилось.

Местами, на склонах, колеи превращены природой в жолобы дождевых ручьев, глубина которых местами больше метра, местами также вымыты водой булыжники, весом килограмм под 500, а к ним подвалены бревна, судя по всему для ЗиЛа, который здесь изредка проползает. Хотя кое-где вообще не понятно как такое возможно. Пройдя километров 10, хочется уже наконец пообедать, время уже к 13 часам близится. Березовый пейзаж сменяется хвойным, еще более дремучим и непролазным. Чем ближе подходим к точке, где предположительно должна находится гора, тем больше убеждаемся, что поставили точку неправильно. Пересматриваем карты еще раз, понимаю что до горы еще добрых 12-13 км. К вечеру можем дойти. По карте, где-то у тропы должна быть охотничья изба, или что-то в этом роде. Думаем, что неплохо бы там пообедать. До нее еще 3 км. Идем к ней по тем же колеям, но вот беда, в одном месте, по навигатору, должна быть развилка, но там только поворот вправо, хотя нам нужно уйти влево. Озадачиваемся, проходим дальше, осознаем, что вправо нам точно не надо. Пытаемся найти поворот, отходя назад, надеясь на то, что не заметили его. Так и получается, но дорога влево оказывается еще более дремучая. Высота уже за 1000 метров, местами лежит снег. Попадаются ручьи. Примерно через километр дремучая тропа стыкуется с вполне такой проходимой, где даже на есть деревьях метки.

Расслабляемся, шанс нарваться на берлогу с медведем - падает. Находим так называемую избу, оказывается это просто оборудованное кострище и стол. Но и это радует. С трудом и бензином разожгли отсыревшие, недогоревшие дрова, сварили себе кашу, вскипятили чаю, восстановили силы. Теперь наконец верится, что до цели остались считанные часы. Продолжаем путь, колеи ЗиЛа здесь уже нет. Только какая-то узкая, судя по всему от квадрика. Каждые 200-250 метров переходим ручьи, слева от нас подъем на малый Иремель и много так называемого курумника, непроезжабельная каменная река. Средний вес камня — 200 кг. Хотя триальщики может и проедут.

Медведей не встречаем. Ощущение слежки как-то само собой растворяется в сознании. Подходим к Иремелю, издали видно что на нем какая либо растительность отсутствует. Только курумник, снег и облака.
Чем ближе подходим, тем больше редеет еловый лес, подбираемся к склону, сходим с тропы, там где она в общем-то теряет свою актуальность. Обнаруживаем печальный факт, где-то по дороге, после обеда, самоотцепилась пенка, возвращаться и искать ее совсем нет времени. Понимаем что сон мягким и теплым не будет, но ничего больше не остается. Поднимаемся метров на 50 вверх и начинаются виды. Они ни чуть не яркие, от них не бросает в восторг, характеризуются они иначе: суровая, дикая природа, настоящий Урал, я себе его таким и представлял. Суровым, диким, холодным, но великолепно красивым. Делаем несколько фотографий, поднимаемся выше, регулярно натыкаясь на волчьи следы, которые тут повсюду.

Снегом прикрыто больше половины камней, составляющих всю верхнюю часть горы. Ели, растущие чуть ниже, с одной, поветренной стороны покрыты густым инеем, с другой же - совершенно зеленые. Это сказывается сильный, холодный ветер, которого ниже совсем не наблюдалось. Уставшие, медленно поднимаемся выше и выше. Периодически останавливаемся, чтобы вновь восхититься видом леса, сверху. Надеемся сделать много фото с вершины. Хотя видим что вершина окутана облаками, и вот периодически уже и мы ими дышим. Воздух тут наверное, эталонной чистоты, этого невозможно не почувствовать. Земля в первозданности своей выглядела и пахла именно так. Кроме нас не встретили ни одного мало-мальски крупного живого существа. Только птицы, да и их немного. Но следы подсказывают что их тут немало. Наконец поднимаемся туда, где по легенде живут Боги.

Когда-то давно, по этой причине, сюда вообще запрещено было подниматься. Находим столбик с флажками, он покрыт инеем, и непоколебим. Флажки задубели. Время совсем замерло здесь. Пейзаж вдали невозможно наблюдать, к великому сожалению - гору окутало густое облако. Из него еле-еле посыпает снежком. Вот такой вот получился последний день сентября. Читал, что один сугроб, за камнем, на вершине продержался тут 17 лет. Вроде гора в общем-то невысокая, но суровости ей не занимать. Рядом с флажками стоит красный, покрытый инеем сундук, с трудом открываем его, там как всегда куча всякой всячины оставленной туристами и журнал впечатлений, который и забираем на заполнение. Теперь надо найти ровное место для палатки. С этим были трудности, но все же находим. Мягкость обеспечит снег, а вот теплом себя обеспечивать придется нам же. И даже нет любимых цилиндров ИЖа, которые всегда выручали мои руки, даря лишнее тепло, не превратившееся в движение. Надежда только на теплый спальник. Костер развести не получится, дров тут в принципе быть не может. Есть местами только покрытая инеем, странная трава, в щелях между камнями. В такие щели укрепляем колышки. Но они там больше формально. Ветер такой, что колышки вообще становятся формальностью. Палатку держат камни, набросанные внутрь, в качестве плитки. Еще держат наши запасные вещи, рюкзак и прочее барахло. Хочется есть, поэтому приступаем к кипячению воды из ручья, попытка у нас только одна. Сухого горючего 5 таблеток. Раскладываем их на камне, обложенного другими, в качестве аккумуляторов тепла. Зажигаем 5 таблеток, сразу ставим воду. В воде уже льдинки наблюдаются. Процесс пошел, закипание примерно через 8 минут, таблетки горят около 13. Как раз хватает чтобы более-менее сварились макароны. Варим, с огромным удовольствием съедаем. Блюдо «макароны с никто» показалось мне самым вкусным в мире. Несмотря на то, что даже без масла. Радуемся, что есть хотя бы соль. Пьем чай с термоса, осознавая что теперь надо как-то продержаться до рассвета. Коротая время, обильно заполняем журнал впечатлений, подробно все описывая. Руки замерзают. В журнале находим запись людей, ночевавших тут в начале августа, всемером. Пишут, что им было страшно. Нам же не до страха, мы просто замерзаем, без возможности согрется. Хотя одну возможность не упустили, горячую воду из под макарон залили в бутылку, положили ее в спальник, туда же и пригретые огнем камни. Грели об это добро ноги. Носки с собой запасные одели. Без пенки спать очень тяжко, мало того, что жестко, так еще и чувствуешь как ресурс почек и прочих органов дарится камням и расходуется на растопление снега под палаткой. Спать в теплых перчатках тоже еще не доводилось. Дремали кое-как, периодически вставая по нужде. Пейзаж там напоминал крайний север. Обувь, от уличной грязи и пота будучи во влажном состоянии, на морозе дубела, очень плохо поддавалась надеванию. Врачи, в травмпункте сказали, что после укуса клеща, который может быть был энцефалитным, нельзя подвергать организм стрессам. Ага, так и сделали. Каждые 2 часа самопросыпаемся, посмотреть время. Навигатор сообщает что рассвет в 7.04. В 5 уже спать становится невыносимо. Сидим, греем руки друг об друга, коротаем время. Совсем захотелось домой. Только бы добраться до мотоцикла, а там дело пойдет.

День двенадцатый.

В 6.30 не выдерживаю, даю команду на сборы, собираемся рекордно быстро, несмотря на окоченевшие конечности. Каждую пару минут приходится исполнять согревающие, нелепые танцы без музыки. Наверное, сэкономив бы мы на термобелье, теплой обуви, кучи свитеров, ватных штанах, уподобились бы флажковому столбу, покрытым инеем. Когда вытащили из палатки последний камень, она вспархнула, но я был готов и догнал поймал и упаковал. Ретируемся вниз, по скользким заснеженным камням, в лес, туда где нет ветра. Жаль что видов, кроме белой,ничуть неживописной пелены никаких не открывается. Спустившись по высоте на 300 метров, ветер пропадает. Остается только мертвая тишина. Сыпет на голову снег. Грязи теперь не видно, снега больше, чем вчера раза в три.

Идем энергично, это прекрасно согревает. Все-таки когда знаешь куда точно нужно идти, идется гораздо энергичнее. Планируем обедать на том же кострище. Добираемся, по дороге обнаруживая дезиртировавшею пенку, обедаем овсянкой, сваренной в ключевой воде, с сухим молоком. У нас остается только двойная порция макарон для ужина, и немножко арахиса. Обратная дорога проходится гораздо быстрее, встречаем группу туристов, человек 7, которые проявляют большое желание сфотографироваться с живыми людьми.

Сообщаем им о погоде на Иремеле, о том, что ночевали на вершине. В головах и них это особо не укладывается. Еще они дивятся то что приехали из Саратовской области и то, что на мотоцикле. Удивляются, что пробираемся тут без проводника. Навигатор у них доверия не вызывает, а зря. Знали бы еще какой у нас мотоцикл. Ну да ладно, пусть идут покорять. У нас настроение поулучшилось. Высота понижается, количество снега постепенно приближается к отсутствию. Ксюше становится жарко, она снимает часть одежды. К концу пути в обуви уже что то жалобно хлюпает, видимо воду там совсем укачало. К нашему вагончику подходим в 16.30. Собирая последнюю волю, иду клянчить у хозяев несколько полен, на дрова, и разрешение остаться еще на одну ночь, чтобы поехать утром. Им не особо важно, они разрешают. Подтягиваю жутко провисшую цепь на "Юпитере", экономя завтрашнее утро, с трудом доношу полена до вагончика, колю их. На ночь должно хватить. Ксюша уже растапливает печь. Я иду в другой дом, вымениваю там четверть булки хлеба и сахар, на полтинник. Наконец все вроде сделано, захожу в вагончик, выливаю многострадальную воду из обуви, ставлю сушить на печь. Устраиваем в вагончике жару и валяемся на лавках, переосмысливая пройденное.
Цель достигнута. Нельзя сказать, что было убийственно сложно, но почти 50 км протопать с рюкзаками, переночевать в «не очень комфортных» условиях, то же не слишком легко. В общем, запомнится это надолго. Не зря сюда ехали. Ощущения пройдут быстро, а вот воспоминания, они действительно надолго. Наконец укладываемся спать, обвесив печку со всех сторон одеждой. Сплю не очень хорошо, так как частенько подбрасываю дрова. Часов с 4 начинается дождь.

День тринадцатый.

К утру, вся одежда просыхает, только остается немного влажная обувь. Но это уже терпимо. Дождь заканчивается. Оперативно грузим вещи на мотоцикл, Прощаемся с местными, и катим в город, без завтрака, в надежде купить в Учалах пару сникерсов, а там и до Белорецка, с его замечательной картошкой.
10 километров грязи не изменили консистенции. По глупости, переезжаем маленькую речушку вброд, торопимся же. Но, поспешишь, как известно, что будет. Надо было не ленится и объезжать по мосту. Тем более, что он совсем рядом. Брод нас принял хорошо, а вот выпускать не хотел, уводя мотоцикл на глубину. Глушители жалобно булькают под кофрами, и я предотвращая погружение, погружаю в воду ногу, останавливаюсь, Ксюша поступает аналогично, потом выскакивает. Ноги мокнут основательно. Выливание обеспечено. Но мотоцикл всё булькает, и пора уже заняться им, выезжаю по каменистому дну. Проклиная свои внедорожные амбиции. Как результат оных, три мокрющие ноги из четырех возможных. После погружения мотоцикл заводится неохотно. Единственный раз за всю поездку. Но повертев кик, все же прощает меня и заводится, выплевывая воду из глушителей. Настроение падает. Температура ног тоже. Едем дальше, периодически разворачиваясь на грязи. Падений, благо не было. Грязи, до самых Учалов было много. Дорога отвратительная, жутко скользкая. Деревенские жители тоже спешат в город, не щадя подвесок. Грязь местами красная, глиняная. На некоторое время украшает мотоцикл, потом меняется на обычную. Как у эндуристов, что меньше сантиметра - не грязь, а больше-само отвалится на кочках. Кочек здесь предостаточно.
Доезжаем таки до городка, покупаем завтрак, алчно съедая его. Покупаем еще одну важную вещь - прокладки. Они отправляются в обувь, впитывать воду, которая отказалась слиться. В некотором роде они помогают, но обещанного на пачке комфорта и непринужденности, не приносят. Останавливаемся на границе континентов, на стыке Европы и Азии, сделать фотографии, подтверждающие факт пересечения такой границы.

Делая последнюю фотографию, лицезреем с горизонта несущуюся к нам "Голду". Та долго отсигналивается, потом разворачивается, не выдержав, подъезжает к нам, за ней, с того же горизонта нарисовывается еще 4 мотоцикла. Первая встреча с мототуристами за весь путь. Встреча была очень теплая, нас одарили кучей ненужной им еды, ввиду того что им до конца маршрута осталось около 150 км, также одарили запасным свитером, скотчем, пакетами. Пока дарили, еще протерли фары на мотоцикле, в общем, замечательные ребята. Душевно пообщались, пофотались.

Удивила женщина, солидного возраста, рассекающая на Yamaha YBR. Я думал такое только не у нас может быть. Еще был соратник, на "Юпитере", правда на пятом, то бишь менее раритетном, но тоже дальняк, а это уважения внушает. Большое спасибо этим ребятам за появление, и большая благодарность, за вещи и провиант. У нас на тот момент кофр с едой дружил с пустотой почти полностью. Андрей «Тупой», который на "Голде" - один из представителей замечательного белорецкого мотоклуба «Стальные Когти», распорядился о приеме нас в городе, за что ему отдельное спасибо. Прощаемся, разъезжаемся в разные стороны, мы в Европу, они в Азию. Несемся на всех парах в Белорецк, где нас на закрытом КП должен встретить человек из клуба. Человеком этим оказался, тоже Андрей (ему отдельное большое спасибо за прием, суетился за нас, как за родных, несмотря на то, что впервые видит. Такое сейчас не слишком часто), член клуба на четырехсотой черной "Ямахе" FZX, если не ошибаюсь. Он обзванивает товарищей, в поисках квартиры, чтобы пообедать. С трудом, не сразу, но ему это удается. Все на работе. Вчера у них было официальное закрытие сезона, жаль не успели. Обедаем на квартире у офицера клуба, Антона, за что и ему спасибо, потом нам находят квартиру, на сутки, дабы высушить вещи. Еще он отдает мне кеды, чтобы мокрую обувь не одевать. Ставим мотоцикл на стоянку (бесплатную для мотоциклов вообще). Знакомимся с президентом клуба, Борисом, он отвозит нас на квартиру. Замечательные ребята, таким по-моему и должно быть мотосообщество. Очень многим можно брать с них пример. На квартире еще общаемся с Андреем, потом уходит и он, оставляя при нас массу положительных впечатлений. На квартире моемся, сушимся, высыпаемся.

День четырнадцатый.
Рано утром, покидаем квартиру, идем за мотоциклом, после едем на местный рынок, закупаем недостающей еды, на обратный путь. В качестве сувениров, покупаем две маленькие баночки, лучшего в России башкирского меда. Завтракаем в кафетерии, где оставляем в жалобной книге, неприятную запись. Нехороший был кафетерий.

Фотографируем Белорецкое водохранилище.

Заправляем полный бак, и уезжаем из города, делая напоследок фото, у стелы.
Двигаемся в сторону Уфы, периодически поливает дождь. На высоких оборотах движок работает с перебоями, по опыту сразу определил - засорился отстойник топливного крана, вытаскиваем оттуда кучу грязи, едем дальше, неполадка уходит в небытие. Минуем серпантин «Тещин Язык», нам многие его нахваливали. Он красив, но Р316 казалась более живописной.

Дорога домой всегда проходит быстрее, но планы у меня уже на тот момент особо амбициозные. Подъезжая к Уфе, кончается бензин в баке. Рановато, неожиданно, видимо из-за серпантина двигатель съел гораздо больше. Переключаюсь на скромный резерв, ожидая заправки. До заправки его не хватает. Обсохли окончательно. Достаем из заднего кофра литровые канистры с бензином, специально на этот случай. Поездка в Хвалынск нас уже научила. Заливаемся, доезжаем наконец до Уфы, льем на заправке снова полный бак, и с этого момента заправляемся гораздо чаще, «на всякий случай».

Выезжаем на Трассу М5, около Уфы она трех полосная, с отличным асфальтом, а потом резко три полосы превращаются в одну. Идут реалии. В Белорецке нас предупреждали, мы были готовы. Изредка останавливаемся, подлить бензину, слить отработавшей крови, размять конечности. Погода мерзкая, но приближение дома греет как никогда раньше. По плану - встать на ночевку в Оренбургской области. Для этого надо проехать всю оставшуюся Башкирию, и небольшой участок Татарстана. Здесь, говорят полицаи более суровы, чем где-либо по России. Убедится в этом, благо не довелось. Участок Татарстана по М5 встречает нас омерзительными дорогами и одним КП. Думали наоборот. Дорога будет шикарной, а нет. Въезжаем в Оренбургскую область, на втором дыхании несусь за прячущимся за горизонтом Солнцем. Дорога свободна как никогда. Останавливаемся на ночлег, когда от Белорецка по дорогам уже накручено почти 550 км. А солнце окончательно еще не зашло. При установке мотоцикла на дерево, он падает, ломая китайское зеркало. Не сильно и обидно, должны же быть жертвы. Разводим хороший костер, досушиваем обувь. Ужинаем. Ощущение, что до дома уже рукой подать, но нет, еще, по навигатору 670 км. На огонек к нам заваливается лисица, пытаясь взять дань, в виде сосиски. Бросаем ей птичий паштет, она уходит. Ложимся спать, на завтра крайне амбициозные планы-быть дома.

День пятнадцатый, последний.

Встаем в 8, полные сил, готовые к великим свершениям. В 10 стартуем, обнаруживаем, что трос сцепления держится уже на трех волосках. Запасной есть, но менять не хочется. Просто будем в них верить, и они продержатся. На "Юпитере" есть полуавтомат, так что сцеплением можно практически и не пользоваться. В 13.30 кушаем в придорожном кафе, на нем написано, что оно лучшее на М5. Действительно неплохое, хотя с чебуреков последствия все же были. Бюджет у нас уже весьма натянут и попахивает авантюризмом. Минуем развилку на Самару, поворачиваем на Тольятти. Отсюда дорога уже до боли родная, по ней проезжали. Заправляемся еще близ Тольятти, где в животе у меня разражаются чебуречные страсти, отпускаю их в жижу лукойловского биотуалета. Дальше ехать легче. Успешно минуем два КП, полицаи нас вообще не видят, мы для них не существуем. После Жигулевска, в селе, где кажется каждый спекулирует кукурузными палочками, происходит первая за поездку опасная дорожная ситуация, если не считать того, что вообще всё движение на загруженном НАСТОЛЬКО мотоцикле, такого года выпуска, вообще опасная дорожная ситуация. В общем, перед пешеходным переходом резко тормозит ВАЗ 2104, пропуская человека, скорость солидная, дистанция не очень, но реакция сработала как надо, и получается смиллиметражить между машиной и человеком, так как смысла тормозить особо не было. Вздохнули, поехали дальше.

Приближаемся к Сызрани, навигатор говорит, что через нее быстрее попасть на трассу Р228, которая уже идет в Саратов, слушаемся. Город нам показался весьма непривлекательным: ужасные дороги, даже на центральных улицах, покрытие такое, что местами грозится опрокинуть нас на многострадальные синие ящики, вмещающие наше добро. Погода мокрая и мерзкая. Дальше уже двигаемся по спокойной Р228, с ностальгией проезжаем место первого ночлега, близ Хвалынска.

Там, в самом начале осозналось, что все уже идет по-серьезному. На некоторых спусках звук двигателя, из двухцилиндрового рева, превращался в вой скорее четырехцилиндрового, ускоряя приближение дома. Управление оставляет желать лучшего, но я уже привык и даже иногда позволяю себе на спусках отпустить руки от руля, чтобы размять. В начале поездки я даже не мог и помечтать о таком. Еще раз останавливаемся у кафе, чуть недоехав развилки на Балаковскую ГЭС. Ужинаем дорогущими пирожками, чаем и опасным чебуреком. К нему я не решился притронуться, в памяти еще свежи воспоминания о красном лукойловском биотуалете. «Впереди ожидает 150 км по темноте с шести вольтовым светом и только корчей в пищеварительном тракте мне будет не хватать» - подумал я и остался при более безопасных картофеленачиненных пирожках.

На улице серьезные сумерки, еще чуть-чуть и совсем стемнеет. Проезжая Вольск, сели на хвост очевидно пустому КамАЗу. Хвала тем трем красным фонарям, показывающих нам все изгибы и рельеф дороги. За ними держались до самого Саратова, без остановок. Хотелось туалета, но камазист был не солидарен, и мы терпеливо ждали, считая метры пятыми точками. В 10 километрах от освещенной дороги КамАЗ уезжает туда, куда нам явно не нужно, добираемся во тьме до заправки, справляем нужду, заливаем на всякий пожарный еще 5 литров, на практически последние деньги. Трос сцепления еще держится на тех же трех волосках. Время 21.30.
Добираемся до дороги с фонарями, вот и рекламные щиты показались, я был им рад как никогда раньше. Проносимся через крайний район Саратова - поселок Юбилейный, затем кратчайшим путем к мосту Саратов-Энгельс. На КП полицай, издали нас увидев, решил отправится по своим полицейским делам. Через 10 минут мы уже дома, все тихо благодарят двухтактника за безупречную работу в течении этих не легких трех тысяч километров. Ужинаем, ложимся спать. Аминь.

Конец.

Оставить свой комментарий можно на ЭТОЙ странице.